«Пробелы» и “чувствительные зоны”в картографии дна мирового океана

Briefly translated  “Roadmap for Future Ocean Floor Mapping ~ Seabed by 2030” with the assistance of Google Translate

«Пробелы» в картографии дна Мирового океана

Несомненно то, что достижение цели проекта «Картография Дна морей и океанов – 2030» представляет собой большую проблему.

В соответствии с анализом имеющейся информации получается, что если использовать 1 гидрографичекое судно с многолучемым гидролокатором, то потребуется 970 лет для создания картографии районов морского дна, где данные глубин на данный момент отсутствуют.

«970 летний» период не учитывает факт того,  что качество данных гидрографии дна океанов и морей существенно варьируется. Многие данные глубин океана должны быть изучены вновь, чтобы привести их в соответствии с современными стандартами.

UNmanned mapping barge

Даже если существует больше данных гидрографии морского дна, чем используется в анализировании «проекта», то цель «проекта картографии морского дна 2030» может быть достигнута только в том случае, если другие пользователи пространств и ресурсов океана инициируют работу многих других проектов связанных получением новых и дополнением и корректировкой существующих данных глубин картографии дна океана.

«Общественный» источник получения данных глубин оказался мощным способом постоянного пополнения данных глубин Мирового океана.

Olex ™ и TeamSurv ™ – это два примера компаний, которые смогли показать, как рыболовные суда и небольшие прогулочные катера, оснащенные эхолотами, являются необычными информационными ресурсами, способными постоянно «отображать данные глубин океана».

Ключом к тому, чтобы все пользователи морских пространств и ресурсов могли внести свой вклад и поделиться своими данными о глубинах дна морей и океанов, явилось то, что в «ответ» на получение данных глубин от морского сообщества, нужно было что-то предложить взамен.

«Возвратом» от Olex ™ и TeamSurv ™ явилось предоставление «вкладчикам БАНКА данных глубин морей и окенов» более качественной картографии морского дна которая помогла и продолжает помогать:

  • рыбакам улучшать эффективность промышленного и любительского рыболовства;
  • любителям подводного мира искать, находить и использовать лучшие места для подводного плавания
  • владельцам небольших любительских судов, избегать посадок на мель.

Однако данные глубин морского дна полученные от пользователей морских пространств, сегодня эффективны только для картографии мелководных вод континентального шельфа, районов плавания небольших рыболовных и прогулочных судов имеющих на борту эхолоты и гидролокаторы, которые могут собирать данные глубин морского дна.

Существуют также проблемы с качеством данных глубин морского дна полученных от пользователей морских пространств. Но  огромное количество данных глубин морского дна вносимых «морской общественностью» помогает в некоторой степени отфильтровывать отдельные погрешности в точности данных глубин.

На больших промысловых рыболовных судах могут иметься низкочастотные эхолоты, которым доступны глубины около 3000 м и более, но не-специализированные суда включая различные таковые исследовательские не имеют эхолотов способных достичь максимальных глубин морского дна  океана. Учитывая, что 50% Мирового океана имеет глубину более чем 3,200 м (рис. 6.1), то более половины мирового океана и его глубины практически недостуны большиству пользователей морских пространств и ресурсов.

Depth & Height

Но и это может изменится, если большее колличество  судов будет оснащаться глубоководными эхолотами. Данные глубин морского дна от пользователей  пространств и ресурсов мирового океана , – это феноменальный ресурс, обладающий огромным потенциалом.

Для решения этой проблемы, Seabed 2030 создает рабочую группу с целью составления серии программных руководств, включенных в технический документ, которые будут представлены национальным и международным финансовым учреждениям. Цель состоит в том, чтобы содействовать созданию возможностей финансирования программ картографических экспедиций и других новых общественных инициатив, которые поддерживают полное картографирование морского дна к 2030 году.

Данные глубин океана из «чуствительных зон»

Существует несколько регионов Мирового океана, где доступ к батиметрической информации может быть нелегким по причинам, которые могут считаться политическими (экономическими), например, районы, где существуют споры о территориальных водах стран или границах исключительных экономических зон (ИЭЗ).

В других международных регионах океана оффшорная нефтегазовая отрасль может не захотеть делиться батиметрическими данными, собранными для целей разведки подводных полезных ископаеммых в силу конкурентных причин и / или конфиденциальности клиентов.

Кроме того, глубина и рельеф дна океана в некоторых странах считаются важными в  их военно-стратегического значении, и поэтому данные батиметрии с высоким разрешением классифицируются и доступ к ним ограничивается национальным законодательством.

Все это представляет собой серьезные проблемы для Seabed 2030, и создание потенциала будет иметь решающее значение для их решений.

Международная сеть ученых из программы Nippon Foundation-GEBCO для аспирантов по океанической батиметрии, организованная Университетом Нью-Хэмпшира, США, станет важным ресурсом для решения этой проблемы.

Эта программа, которая началась в 2004 году, разработала сеть из более чем 78 студентов со всего мира, которые будут важными сторонниками Seabed 2030, особенно когда они перейдут на работу на руководящие должности в своих национальных и академических организациях.

Предоставление информационно-пропагандистских материалов и четких сообщений будет важно для содействия их усилиям. Мы ожидаем, что по мере внесения большего количества данных в проект «Морское дно 2030», его продукты будут широко распространены и признаны, будет возрастать готовность новых групп к предоставлению данных.

Критическим аспектом стратегии является создание ранних сторонников проекта, которые помогут создать системы, процессы, обмен сообщениями и давление со стороны соратников, которые помогут и побудят других в конечном итоге следовать целям проекта.

Leave a Reply